Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация
(8512) 52-02-10

414028, г.Астрахань, ул.Адмирала Нахимова, 70В

Полная информация и схема проезда

Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Астраханской области "Областной наркологический диспансер"

Прямая линия с главным врачом ГБУЗ АО "ОНД"

Татьяна Улезко, главный врач наркологического диспансера:

 

Не отчаивайтесь!  Выход есть из любой ситуации

Алкоголизм и наркомания.  Хотя сегодня об этих явлениях все знают, тема по-прежнему остается не слишком открытой. Во всяком случае, родственники зависимых людей предпочитают об этом не говорить вслух. Но  многие воспользовались возможностью позвонить на  прямую линию, которую провела главный врач областного наркологического диспансера, главный нарколог ЮФО  Татьяна Александровна УЛЕЗКО.

- Алло, здравствуйте. Посоветуйте, как быть с сыном. Пьет. Откровенно пропадает. Можно ли положить к вам на лечение?

- Он согласен лечиться?

- Да нет, какое там!  Считает, что у него все в порядке.

- Тогда вряд ли что-то получится. Чтобы алкоголик или наркоман стал лечиться, нужно прежде всего его согласие на это. Принудительного лечения сейчас нет.

- А если вызвать «Скорую»?

- «Скорая» тоже может госпитализировать человека только с его согласия. 

- В общем, родственникам с этой бедой надо справляться самим, так я поняла? Выход из этого кошмара есть?

- Уговаривайте сына,  сделайте все, что возможно, чтобы он осознал свою проблему. Как вести себя с алкоголиком, вам могут подсказать наши специалисты. Приходите на консультацию к психотерапевтам. И не отчаивайтесь: выход есть из любой ситуации.

- Здравствуйте, меня зовут Елена. Я хотела узнать о вреде энергетиков.  Брат-подросток, да и его друзья – все охотно пьют эти коктейли. Я как-то не придавала этому значения,  но слышала, что их собираются запретить к продаже. Значит, что-то  в них не то?

-  Запрет направлен прежде всего на защиту детей и подростков, которых привлекают яркая упаковка, приятный вкус, относительная дешевизна. А на самом деле вред в энергетиках огромный. Кофеин и алкоголь – это одновременное  сочетание возбуждающего и седативного эффекта   просто «разрывают» нервную систему на части. Одна банка – это 50-70 граммов алкоголя и 10 чашек кофе. А ведь подростки выпивают не одну банку, а три-четыре.  Этот напиток не требует никаких специальных поводов, никакого застолья, дополнения – какой-то закуски, к примеру, можно пить в любом месте. Даже на уроке – нам известны и такие случаи. Поэтому и родители не понимают всей опасности энергетиков, хотя для нас она очевидна. На неокрепший организм подростка накладывается нагрузка, которая  формирует тягу к алкоголю и зависимость годам к 20. Так что запретительные меры, которые вводит государство, – это меры, разумеется, вынужденные, которые и продиктованы тем, что ни дети, ни родители не понимают всех последствий увлечения яркими банками. А ведь есть даже определение такой зависимости – баночный алкоголизм.

- Добрый день? Вы главный врач?

 - Да, внимательно вас слушаю.

- Понимаете, у меня вроде  все нормально: есть работа, в ноябре я выхожу замуж. Не знаю даже, как сказать… Раньше могла позволить себе от силы бутылку пива – и все было нормально. Сейчас тянет выпить больше. А после выпитого чувствую себя неважно. Это что значит? Надо ли мне насторожиться по этому поводу?

 - Надо. Хорошо, что вы об этом говорите сами. Женщины быстрее мужчин попадают в зависимость от алкоголя – в силу определенного устройства организма. И выбираются из зависимости труднее. У вас такие перспективы в плане работы, замужества, так что подумайте, стоит ли их приносить в угоду алкоголю? Пока можете – откажитесь. Если зависимости нет – вы это сделаете безболезненно. Надеюсь, что у вас получится.

- Татьяна Александровна, я пожилая женщина, родные у меня все здоровы, слава Богу, но я вижу, что  происходит с молодежью. Сама я не пью вообще года четыре – просто вдруг поняла, что мне это ни к чему. Человек  я компанейский, у меня  много друзей, подруг, с удовольствием хожу в гости. Но знаете, с чем столкнулась?  Если  отказываюсь – начинают уговаривать или делают выводы, что я чем-то больна.  Почему так ведут себя мои друзья?  Я просто выводы делаю: если так же уговаривают и молодежь, то чего же ждать, что молодые пить не будут?  Что-то надо  с этим делать.

- Простите, вас как зовут?

 Я ваша тезка –  тоже Татьяна, только  Васильевна.

- Очень приятно. Вы согласитесь со мной, Татьяна Васильевна, что  в обществе сформировалось попустительское отношение к употреблению алкоголя. Причем формировалось это не исторически, на протяжении веков.  В начале прошлого века на душу населения России, включая младенцев, приходилось по 0,2 литра спиртного в год! Безумие началось в 90-е годы. За этим стояли, безусловно, интересы производителей. Так что за очень небольшое время  в стране сформировался класс алкоголиков. И у нас в области тоже: соотношение состоящих только  на официальном учете в наркодиспансере 1:6, то есть на одного наркозависимого приходится шесть алкоголиков. И это только надводная часть айсберга, в действительности их гораздо больше.

Говорить об этой беде как о национальной катастрофе стали вслух лет пять-шесть назад. А признать проблему – значит начать ее решать.  Причем на уровне государства, которое перестало наконец занимать позицию страуса. Этим объясняются более жесткие меры контроля за качеством и продажей спиртного. Пока очень робко, но в обществе  начинает формироваться мода на здоровый образ жизни. Да я могу судить о том, что происходят перемены в сознании,  по тому, как пять лет назад, когда мы в области провели первый День трезвости, к нам присоединились лишь единицы, некоторые структуры восприняли это новшество с долей скепсиса: а зачем, а надо ли?  Но мы последовательно вели свою политику, привлекая из года в год к нашему мероприятию все больше молодежи, и сейчас  нашу инициативу поддерживают на федеральном уровне, ее готовы подхватить другие регионы. Очень надеюсь, что все вместе мы постепенно начнем менять ситуацию к лучшему.  В том числе и с помощью людей, которые занимают такую же, как и вы,  позицию.

- Это прямая линия?

- Да, вы правильно звоните. Какой у вас вопрос?

- Знаете, что-то не то с сыном происходит. Подростковый возраст мы пережили, мне казалось, это самое страшное. Но сейчас ему  20, и он очень изменился в последнее время. Какие-то отлучки якобы по делам, стал скрытничать, очень раздражается по пустякам. И вот еще, самое главное: в комнате какой-то странный запах стоит. Я ночью смотрела: руки  у него не исколоты. Не знаю, что и думать. Очень беспокоюсь.

- Беспокойство ваше обоснованно. Судя по тому, что вы рассказываете, сын ваш начал употреблять наркотическоое вещество - так называемый спайс. Сейчас эта проблема актуальна больше, чем когда-либо. Спайсами торгуют через закрытые точки, через Интернет. Даже на заборах встречаются объявления, наши сотрудники их срывают. Вещь страшная. Очень быстро вызывает привыкание, и одновременно происходит распад личности. После нескольких месяцев употребления спайса с таким больным сложно работать врачу, трудно даже установить контакт, добиться понимания.

- А что же  мне сейчас делать?

- То же, что и всем родителям: говорить, объяснять, мотивировать на лечение. Убеждать, что ему готовы помочь, – у нас  для этого целый штат специалистов. Объясните, что никакой огласки не будет. Но бежать в наркодиспансер надо сломя голову. Промедление смерти подобно – это не просто слова.

- Звоню вам вот по какому поводу. Мой сын лечился у вас, но ушел, прервал лечение. Как бы его снова заставить вернуться?

-  Он что, сейчас опять употребляет?

- Да нет, вот уже неделю трезвый. Но я не верю, думаю, что сорвется обязательно.

- Заранее не надо бояться. Но, конечно, надо знать, что алкоголизм и наркомания – болезни особые. Здесь срывы случаются. Но если  что-то произошло в сознании вашего сына - а мы все работаем над тем, чтобы изменить сознание наших пациентов, - он может и вернуться. Большинство больных к нам возвращается вновь, а некоторые уже осознанно выбирают трезвую жизнь. Но, как вы понимаете, главное – ему самому  надо для себя решить, чего он хочет. От этого зависит эффективность лечения.

- Меня зовут Павел. Хочу узнать: разные запретительные меры на продажу алкоголя или там таблеток в аптеках  имеют смысл?

-  Конечно, имеют. Ограничительные и запретительные меры работают. Во всяком случае, после запрета к продаже определенных лекарств  в свободном доступе дезоморфиновых наркоманов стало меньше. Беда в том, что и больные люди, и самое главное, распространители наркотических веществ всегда ищут любую возможность, чтобы создать новое вещество, имеющее наркотический эффект. Мы запрещаем определенные таблетки – в списке появляются новые. Это так и будет. Я считаю, и не без оснований, что огромную роль в противостоянии беде должна играть профилактическая работа. В семье, в школе, в вузе, на предприятии. Ребенок с ранних лет должен знать, что наркотики нельзя пробовать ни при каких обстоятельствах. А иначе  мы  никогда не будем успевать за потребителями и распространителями. 

- Здравствуйте! Сейчас много всяких реабилитационных программ, всяких центров – объявления на остановках предлагают лечение. Не знаете, там вправду избавляют от наркомании?

- Я считаю, что если  какая-то методика помогла избавиться от зависимости –  слава Богу.  Проблема настолько серьезна, что люди хватаются за любое лечение. Кто-то находит исцеление в церкви, кто-то, к сожалению, попадает  и к шарлатанам. Возможно, кому-то помогают и те программы, которые предлагают центры, о которых вы говорите. Хотя убеждена, что только в нашем реабилитационном отделении профессионально лечат зависимость, которая, как считаем мы, специалисты, носит биологический, социальный и психологический характер. Исходя из этого, и проводим лечение. Мы также активно сотрудничаем с Чуркинским монастырем, с Казанским храмом. В борьбе с этим злом все средства хороши.